КАТАСТРОФА 1941 ГОДА.Часть 3

Аўтар::  Галоўны адміністратар

Ненужная правда о Великой Отечественной войне

СОВЕЩАНИЕ ПО ПОДГОТОВКЕ НАПАДЕНИЯ НА ГЕРМАНИЮ
Эта киноэпопея (как и прочие остальные перлы героизаторов войны) основана на одном-единственном источнике: псевдовоспоминаниях Жукова. Пока существовал СССР, материалы совещания были закрыты грифом «Совершенно секретно».

Если бы СССР не рухнул, то и сейчас об этом совещании мы бы знали только то, что рассказал Жуков, эдакий странный рассказчик того, что закрыто грифом «Совершенно секретно». Но в 1992 году Генштаб РФ рассекретил стенограммы совещания, и оказалось, что Жуков-то врал. Спасая свою шкуру от личной ответственности за свои преступные решения перед ветеранами войны и всем советским народом.

Оказалось, что за шесть месяцев до германской агрессии состоялось совещание, на котором 9 дней заседали Сталин, Политбюро и все высшее руководство Красной Армии, где готовились вовсе не к «святой оборонительной войне», как врал Жуков, а к нападению на Германию.

Текст совещания был опубликован в 1993 году в 470-страничной книге: никакой обороны на этом совещании и близко не обсуждалось.

Характерный эпизод совещания: генерал-лейтенант Ф.Н. Ремизов, командующий войсками Орловского военного округа, начинает свое выступление обращением к народному комиссару обороны Маршалу Советского Союза С.К. Тимошенко:

«Товарищ народный комиссар обороны, современную оборону мы понимаем прежде всего…

С.К. Тимошенко: Мы говорим не об обороне». («Накануне войны: Материалы совещания высшего руководящего состава РККА. 23 -31 декабря 1940 г.» М., 1993. С. 170).

Первым и центральным докладом был доклад Жукова о способах внезапного нападения на противника. Тема доклада говорит сама за себя. Тема второго доклада – «Военно-Воздушные Силы в наступательной операции и в борьбе за господство в воздухе», докладчик – начальник Главного управления ВВС Красной Армии генерал-лейтенант авиации П.В. Рычагов. Суть его выступления: «лучшим способом поражения авиации на земле является одновременный удар по большому количеству аэродромов возможного базирования авиации противника» (Накануне войны. С. 177).

Далее доклад: «Использование механизированных соединений в современной наступательной операции и ввод механизированного корпуса в прорыв». Докладчик - командующий войсками Западного особого военного округа генерал-полковник танковых войск Д.Г. Павлов, которого расстреляют за Катастрофу 1941 года – летом 1941 года. Он в докладе пишет: «Польша перестала существовать через 17 суток. Операция в Бельгии и Голландии закончилась через 15 суток. Операция во Франции, до ее капитуляции, закончилась через 17 суток. Три очень характерные цифры, которые не могут меня не заставить принять их за некое возможное число при расчетах нашей наступательной операции» (Там же. С. 255).

Далее другие аналогичные оккупационные доклады. А доклад Павлова тем и интересен, что его 4 июля 1941 года по приказу Сталина арестовали и 22 июля расстреляли за Катастрофу 1941 года. Хотя не он виноват, а начальник Генштаба Жуков.

В своем докладе на этом совещании Жуков указывал: «Всего на площади 30 на 30 км будет сосредоточено 200.000 людей, 1500-2000 орудий, масса танков, громадное количество автотранспорта и других средств». Что писал в докладе, то и сделал в 1941 году. За что же Павлова расстреляли? Надо было расстрелять Жукова.

Жуков: «Господство в воздухе – основа успеха операции. Это господство достигается смелым и внезапным мощным ударом всех ВВС по авиации противника в районах ее базирования». Для этого: «Авиация располагается на аэродромах на удалении: истребительная – 30-50 км, бомбардировочная – 75-100 км от переднего края».

Но в таком случае наша авиация может попасть под внезапный удар. Вот рецепт Жукова: «Особой заботой командира и командующего ВВС армии будет – не дать разбить свою авиацию на аэродромах. Лучшим средством для этого является внезапный удар нашей авиации по аэродромам противника… Внезапность является главным условием успеха».

В том и беда, что при объявленной Жуковым степени концентрации войск на границе разгром Красной Армии был неминуем уже во второй половине мая, когда на границу в огромной путанице стали прибывать армады дивизий. И достиг степени потенциальной Катастрофы именно во второй половине июня, когда войска уже сменили пограничников, но находились в состоянии хаоса переезда. А вот если бы немцы напали на СССР в начале мая, то они не смогли бы захватить даже Барановичи, так как встретили бы нормальную организованную оборону.

Однако в СССР ни на какую оборону не ориентировались по массе причин. Во-первых, в СССР правила идея блицкрига, который успешно провел Жуков против японцев, а опыт Первой мировой войны, когда после объявления войны державы только через пару недель вводили в действие главные силы, считался устаревшим и неактуальным для военной стратегии СССР. Причем, во всех докладах есть ссылки на опыт ведения войны Германией против Польши и Франции. Во-вторых, коммунисты вовсе не для того затеяли Вторую мировую войну, чтобы быть в обороне: этим безумным шовинистам Ленин завещал приращивать СССР новыми республиками, над чем они активно и работали, создавая Советскую империю.

В-третьих, совершенно нелепо создавать у себя оборону от противника, у которого танков почти в 10 раз меньше, самолетов – в 7 раз, в 2 раза меньше армия, а ресурсы для ведения войны вообще иллюзорны. Какой смысл создавать оборону от такого слабака, каким тогда была Германия Гитлера? Это отнюдь не шапкозакидательство, как это потом называли в СССР придворные историки по заказам верхов. Если бы СССР удалось напасть на Германию первым, то события, возможно, протекали бы точно так, как это было проработано во время игр Генштаба. То есть – через два-три месяца Красная Армия захватила бы Румынию, Венгрию и половину Германии. А Берлин пал бы к началу зимы.

Впрочем, «блицкриг» СССР против Финляндии окончился позорным поражением, так что и в этом случае вряд ли мог состояться…Продолжение следует...

Это интересно: Вы можете Снять квартиру в Киеве посуточно на сайте rent-in.kiev.ua.

 

Зменена 18.09.2011 17:25

Каментары:


Ваш каментар